Хрустальный горизонт Ирины Вяленковой (Видео)

На вершине Аконкагуа - высшая точка Южной Америки.14.02.2004 г.  


Я существую лишь как преодоление самого себя

Райнхольд Месснер, альпинист, первым покоривший все 14
восьмитысячников мира, автор книги «Хрустальный горизонт»


«Знаете, как человек умирает на высоте?», — идёт второй час интервью и этот вопрос от моей собеседницы заставляет вздрогнуть. Мы говорим о горах и людях, для которых эти горы стали делом жизни, людях, которые сами, кажется, высечены из камня, настолько велик запас их прочности.   

Перед Канченджангой. Июль 1994 г.


Ирина Вяленкова— легенда белорусского альпинизма. Она первый белорус (именно белорус, а не белоруска!), взошедший на восьмитысячник, единственная из женщин, выжившая после «холодной ночёвки» в Гималаях, первый мастер спорта международного класса по альпинизму Беларуси и ещё много раз «первая». 

Нервная, эмоциональная, невероятно живая, с быстрой жестикуляцией, Ирина время от времени перебивает меня, поправляет, иногда останавливает жестом, не давая задать вопрос. Для неё важны и формулировка, и последовательность, и логичность этих самых вопросов, она словно требует, чтобы интервью шло по её сценарию. Я не препятствую, чувствую, что по-другому просто не получится. Моя собеседница привыкла работать, самостоятельно рассчитывая свои силы, или, как называют это профессиональные альпинисты, раскладывать себя. На высоте это очень важное умение. Оно помогает распределять ресурсы во время подъёма и спуска. 

«Наверное, засыпает?» — предполагаю я. Нет. Не так. Вот он сидит рядом, пьёт воду, говорит о чём-то с тобой и внезапно отключается. Настолько сильно истощение организма. Спортсмены привыкли терпеть, превозмогать, для них это норма — работать на пределе возможностей. И человек просто не чувствует, что сейчас его не станет, не понимает этого. 
Работать со стопроцентной отдачей, превозмогая боль и усталость, идти через «не могу» Ирина научилась ещё в альпинистской секции «Зенит», куда попала в 80-е. Там же ей пояснили, что существует негласное табу на рост женщин в советском альпинизме, мол, максимум, который ей светит — первый разряд.
 
 Так все начиналось. На тренировке. 1980г.

 — Женщин в этом виде спорта было гораздо меньше мужчин.Чтобы попасть в альпинистский лагерь, получить свою путёвку, нужно было демонстрировать превосходную физическую подготовку. 

Важна была не только хорошая физическая форма, но и умение ладить с коллективом, костяк которого составляли мужчины: не лезть на рожон, не вести себя вызывающе, но в то же время оставаться женщиной. 

— Как мне однажды сказали: женщина на высоте облагораживает мужчину. Для меня всегда было важно хорошо выглядеть. На высоту я брала косметику, кремы, парик. И в палатке потихоньку приводила себя в порядок. 

В 1987 году Ирина сумела закрыть первый спортивный разряд, для этого требовалось совершить множество восхождений разной сложности. Местом для них чаще всего у советских альпинистов становился Кавказ.

Потом были первые cемитысячники — пик Корженевского и Коммунизма. И, наконец, отдельный вид высотного горовосхождения — Гималаи.

— Подъём на восьмитысячник опустошает, забирает все силы. Гора как будто берёт свою плату за то, что позволила тебе подняться. 

90-ые. Постсоветский альпинизм претерпевал значительные изменения. Ломалась  старая схема работы, система альпинистских лагерей и путёвок медленно разрушалась, а горовосхождение, которое прежде имело военное значение (по горам тянулся не один километр границ СССР), постепенно теряло государственное финансирование.

Вместе с тем в новых республиках, образовавшихся после распада Союза, появилась возможность новых рекордов. В 1992 году Ирина Вяленкова вписала своё имя в историю, став первым белорусом, взошедшим на гималайский восьмитысячник — Шиша-Пангму. И, как результат, получила мастера спорта международного класса. 

Шиша-Пангма. Первый восьмитысячник. Октябрь 1992 г.


Затем с её участием состоялась первая белорусская экспедиция в Гималаи — на Канченджангу.

Канченджанга. Высотный лагерь, 7200м. Октябрь 1994 г.


Экспедиция стоила жизни трём альпинистам. Ушли на восхождение и не вернулись: минчанин Сергей Жвирбля, болгарка Иорданка Димитрова и российская альпинистка Катерина Иванова.

Тянь-Шань. С Катериной Ивановой, 01.08.93 г.


— Мы хоть и нечасто виделись с Катей, но между нами была какая-то связь, особая дружба. Тогда, в 90-ые, мне кажется, мы были среди тех немногих в альпинизме, кто ходил в горы ради самих гор, спорта. И это понимание нас объединяло. Мне было приятно думать, что где-то там, далеко, в Иркутске есть человек, живущий горами, думающий, как я. И вдруг Кати не стало. 

Тогда, в 90-ые бывшие советские альпинисты совершали высотные восхождения без кислорода, без шерпов, по словам моей собеседницы, — на всё это попросту не было денег,— совершались так называемые «чистые» восхождения.   

Одно из них и стало переломным в жизни белоруской спортсменки.

На октябрь 1995 года была запланирована экспедиция на гималайскую Дхаулагири, седьмой по высоте восьмитысячник мира. К тому времени Ирина несколько лет жила и тренировалась в Приэльбрусье, где работала инструктором по альпинизму и горным лыжам. Она признаётся, что в тот момент находилась на пике физической формы, и восхождение с точки зрения собственной подготовки её не пугало. К тому же белоруска уже дважды до этого была в гималайских экспедициях. Заставило задуматься о будущем экспедиции другое. Обратили на себя внимание несколько событий, которые позже моя собеседница назовёт знаками. Дело в том, что перед каждым восхождением Ирина как верующий человек обращалась за благословением к духовнику. И, оказавшись в Москве (именно оттуда альпинистка летела в Гималаи), перед долгой дорогой также отправилась в церковь. Удивительно, но тот отказался давать благословение на поездку. Ирине пришлось уговаривать священника. Был и ещё один знак свыше: за несколько недель до этого спортсменка получила сильный ожог ног.

— Я просто не могла отказаться. Были собраны спонсорские средства. В газетах напечатан анонс экспедиции. Минские коллеги убеждали, что, совершив восхождение, я открою дорогу в Гималаи белорусским альпинистам. На мне была огромная ответственность.

Даулагири. Перед выходом на восхождение. 08.10.95 г.
 
Даулагири, 1995 г.

После рокового подъёма Ирина не раз будет анализировать причины произошедшего на Даулагири. Это и неподготовленная команда, и заболевший напарник, и плохое состояние склона, и отсутствие нужного снаряжения, и другие  недочёты, которые в сумме привели к фатальным событиям. 
 
К тому же при спуске с пика спортсменка поняла, что потеряла световое время. Стремительно темнело, а она продолжала двигаться.
 
 
Чтобы ускорить ставшее невероятно медленным и тягучим время, на почти восьмитысячной высоте среди разрежённого воздуха Ирина пыталась придумать как можно больше занятий. Единственной её страховкой на крутом склоне был вбитый в него ледоруб и твёрдая вера в то, что она сможет перестоять эту ночь, спуститься, вернуться. Через некоторое время тело начала бить бесконтрольная дрожь (так происходит общее замерзание организма), альпинистка сжимала и разжимала мышцы, чтобы согреться, делала упражнения.  А ещё  ужасно хотелось  пить.
— Почему-то очень ярко представлялся момент, как я окажусь внизу и буду пить яблочный сок. Как же сильно хотелось тогда мне этого сока! Потихоньку растапливала во рту кусочки льда, чтобы получить хоть немного воды.

Все эти тринадцать долгих часов Ирина вспоминала родных, близких, друзей, мысленно обращалась к Богу и читала единственную молитву, которую помнила наизусть — «Отче наш». Когда на следующий день на онемевших, нечувствительных ногах она спустилась в штурмовой лагерь, встретившие её там альпинисты плакали, — спортсменку считали погибшей.

 
 Базовый лагерь. Обработка стоп после спуска. Даулагири, 1995 г. 

Спуск с Даулагири и отечественные, и зарубежные СМИ позже назовут сенсацией: Ирина — единственная в мире женщина, пережившая холодную ночёвку в «зоне смерти» в Гималаях. За чудесным возвращением последует два года в московских клиниках, 14 операций, 70 часов наркоза, ампутация части стоп, инвалидность… и бесконечное признание и поддержка как друзей, коллег-альпинистов, так и совершенно незнакомых людей. 
 
 
В НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, 1996 г.

При этом по словам Ирины, ей всю жизнь везёт на людей, тех, к примеру, кого она встретила на высоте. Именно горы подарили ей самые удивительные встречи. Здесь человек меняется, становится настоящим. Уходит всё ненужное, наносное.

Сегодня Ирина продолжает заниматься альпинизмом. Уже будучи инвалидом второй группы, она стала первым белорусом, поднявшимся на высшую точку Северной Америки —  Мак-Кинли (2001 год), через три года взошла на самый высокий южноамериканский пик — Аконкагуа.

Мак-Кинли. Май 2001 г.


Также в 2004 году Ирина Вяленкова приняла участие в международной экспедиции на шестую вершину мира — Чо-Ойю. После была высшая точка Австралии и Океании — пик Костюшко (2009 год).  

 

Этим летом спортсменка примет участие в эстафете огня II Европейских игр.  Стартует эстафета 3 мая в Риме, там зажгут пламя II Европейских игр. По Беларуси оно будет путешествовать в течение 50 дней. Свой путь «Пламя мира»  начнет в Бресте 12 мая. Далее факел пронесут более чем по 60 населенным пунктам во всех регионах страны. Завершится эстафета на церемонии открытия II Европейских игр 21 июня в Минске. 

Уже в конце интервью Ирина признаётся, что восхищается людьми, которые могут жить тихо и размеренно, вести обычный быт, жить семьёй, её заботами и  радостями.

«Я слабый человек, потому что не смогу существовать без гор. Это выше моих сил. Это моя страсть. Это то, что заставляет мои глаза гореть, а сердце биться чаще».


На вершине Аконкагуа - высшая точка Южной Америки.14.02.2004 г. 

Автор статьи: Инна Бондарович

 
Internetsendungen
Jetzt auf Sendung:
15.00 News (EN)

Weiter auf Sendung:
15.20 International Review (EN)


Internetsendeliste
Satellitensendeliste (Einstellungen)
Shortwaveservice
briefe
 


Hallo liebes Radio und ALLES GUTE zum 34.Geburtstag der deutschen Redaktion. So lange kenne ich Radio Belarus noch gar nicht, aber wenn Du liebe Jana und liebe Elena die nächsten 34 Jahre hier weiterhin am Start seit, dann bin ich es als Hörer auch, versprochen!! :-) ) LG Dietmar

Antwort:

Lieber Dietmar,

vielen Dank für Deine Glückwünsche!!
Ich bin auch nicht vom Anfang an hier. Wollen wir trotzdem so viel wie möglich zusammen bleiben! ;)
Liebe Grüße und alles Gute
Jana


Frequenzen
 

FM-Sender und –Frequenzen:
Brest - 96.4 MHz
Grodna - 96.9 MHz
Swislatsch - 100.8 MHz
Geraneni - 99.9 MHz
Braslaŭ - 106.6 MHz
Mjadsel’ - 102.0 MHz

Radioprogramme
 

26.05 Program Block 1
26.05 Program Block 2